электронная версия

N35, 25 августа, 2016

 
ТелевидениеОбществоОт среды до средыКультураЕреванские этюдыЛикоРакурсСценаГипотезы, сенсацииМодаГороскопЮморСпорт
Время собирать камни

Армянские голоса "Богемы"

Юбилейный сезон Национального филармонического оркестра Армении был завершен на кульминации; выступление в концертном зале "Мариинский" в рамках ХХIV международного фестиваля "Звезды белых ночей" и два концертных исполнения оперы "Богема" в зале им. А.Хачатуряна.

Периодическое исполнение НФОА шедевров оперной музыки, и в частности, опер Джакомо Пуччини ("Турандот", "Тоска", "Богема"), определенным образом компенсирует пассивную деятельность Национального театра оперы и балета им. А.Спендиарова, не использующего творческий потенциал оперной труппы. Зато ее солисты с энтузиазмом участвуют в оперных проектах филармонического оркестра, позволяющих обогатить свой репертуар ролями - в перспективе, возможно, и сценически реализуемыми.

Примечательностью нынешней "Богемы" (премьера состоялась в марте) является исключительно молодой состав ее участников, представляющих солистов оперных театров Еревана, Касселя, Нюрнберга, Франкфурта, Бухареста. Кроме последнего, Леонарда Бернада (Коллен), все они - воспитанники Ереванской государственной консерватории им.Комитаса, успешно сотрудничающие с зарубежными театрами. Это Липарит Аветисян (Рудольф), Давид Бабаянц (Марсель), Гурген Бавеян (Шонар), Ани Йоренц и Грачуи Басенц (Мими), Асмик Торосян (Мюзетта), Саркис Бажбеук-Меликян (Бенуа), Ованес Нерсесян (Альсиндор). Соцветие армянских певцов нового поколения собрал под эгидой НФОА и двух хоров (Государственного камерного хора Армении, худрук. - Р.Млкеян, и хора Специализированной вокально-хоровой школы по охране голосов, худ.рук. - К.Аракелян) главный дирижер оркестра Эдуард Топчян. Небольшое сценическое оформление, мизансцены и свет обеспечил режиссер Сукиас Торосян.

Концертное исполнение четырехактной оперы "Богема" (кстати, в Театре oneры и балета им. А.Спендиарова она ставилась три раза: в 1936, 1946 и 1986 годах) шло всего с одним антрактом, однако благодаря живой динамике музыкальной интерпретации сдвоенность актов не была утомительной.

Солисты искренне приживали (порой и переигрывая!) свои партии, оркестр - как обычно у Пуччини - играл роль второго плана. Безусловным достоинством исполнения было постоянство сквозного течения музыки, несмотря на композиционную завершенность актов. Каждый из них имел свою кульминацию, организующую внутреннее движение и обеспечивающую целостность. Корректно поддерживая солистов, подчеркивая их выходы (в первом акте этот штрих мог быть более выразительным), оркестр вел общую линию развития от любовной лирики и тонкого юмора (первый акт) через праздничное настроение Рождества (второй акт) - к безысходности жизни (третий акт) и трагическому исходу, оттеняемому счастливыми воспоминаниями (четвертый акт).

Прослеживается аналогия с концепцией "Травиаты" Верди, но Пуччини выстраивает музыкальный процесс иначе, акцентируя значение ансамблей, приближенную к речи интонацию, свободу переходов от мелодической декламационности к традиционным ариям и дуэтам. В этом нелинейном по развитию процессе, нередко деликатно ретушируя роль оркестра, дирижер дал возможность слушателю глубже проникнуться атмосферой веристского действия, высвечивая его узловые моменты, образные характеристики, даже вокальные фразы.

И все же главное в "Богеме" - солисты, прежде всего две пары : Рудольф - Мими и Марсель - Мюзетта, психологически определяющие перипетии лирической драмы. Сравнивая оба исполнения с повторяющимися, кроме Мими, солистами, скажу, что второй день в исполнительском отношении был лучше, что свидетельствует о возможностях дальнейшего усовершенствования.

В сольных и ансамблевых номерах артисты продемонстрировали заметную продвинутость, более убедив в различных дуэтах, квартетах, в секстете с хором и септете во втором акте, и что важно - в ансамблевой динамике, столь присущей этой опере.

Центральный герой "Богемы" - Рудольф в исполнении Липарита Аветисяна - получает достоверное воплощение. Будто играя самого себя, молодой певец (имеющий чрезвычайно насыщенную для его возраста вокальную деятельность) искренен в переживаниях, воплощая их в колористически разнообразной вокальной палитре. Тембр его мягкого, чуть сладковатого голоса соответствует чувственно-поэтической натуре Рудольфа, вначале восторженного, затем сострадающего. Наиболее профессионально Аветисян выступил в дуэтах последних актов, причем не только с Мими, но и с Марселем - это редкий в истории жанра лирический дуэт тенора и баритона.

Мими представляли две наши соотечественницы из Германии: Ани Йоренц и

Грачуи Басенц. У первой - сильный красивый оперный голос, в первых двух актах, увы, не адаптируемый к роли. Позже, привнося мягкость в интонируемый процесс, Йоренц сгладила начальное впечатление, хотя, думается, что Мими - не ее амплуа. Более органичной - в вокальном и артистическом отношениях - была Басенц, тембр которой приближен к вокалу ранних итальянских опер. Филармонические условия ограничили выразительную пластику роли, надеемся, что чистота ее искусно отшлифованного голоса найдет достойное применение на сцене родного театра.

Давид Бабаянц в роли Марселя чувствует себя уверенно и несколько развязно, что было "сбито" во второй день. Опытный певец, любимец ереванской публики, он даже в партии Марселя находит простор воображению. Свобода вокального интонирования обогащена у него четкой артикуляцией, что было присуще далеко не всем.

В паре с Бабаянцем выступила Анаит Торосян, чья серебристая по окраске колоратура выделяется среди солистов. Талант и внешние данные певицы бесспорны, тем не менее, излишняя манерность в первый день исполнения повредила и вокалу. Во второй день Торосян значительно лучше спела знаменитый вальс Мюзетты, ведя за собой ансамбль, была естественной и в последнем акте.

Более скромные партии музыканта Шонара и философа Коллена в исполнении Гургена Бавеяна и Леонарда Бернада дополняли атмосферу парижской богемы. По- россиниевски подвижный баритон Бавеяна и по-моцартовски степенный бас Бернада, вне сомнения, выиграли бы на театральной сцене. Но здесь, дополняя вместе с С.Бажбеук-Меликяном галерею образов "Богемы", они сообща утверждали немеркнущую силу оперной классики.

СВЕТЛАНА САРКИСЯН, доктор искусствоведения

Когда поэзия - королева жанра

В канун женского праздника настраиваешься на добрую волну и пытаешься понять многие вопросы, связанные с тем, что зовется «мужчина и женщина», особенно, когда семейные пары служат одному делу. Мои гости - поэт Эдуард Милитонян, сегодня возглавляющий Союз писателей Армении, и его супруга - поэтесса, главный редактор издательства и журнала «Цицернак».

- Как вы пришли в служение Литературе?

Эдуард Милитонян:

- Я не пришел в литературу, я просто оказался в литературной среде. В нашей семье уже рос поэт, мой старший брат Размик Тонян. Так что я рано познал колдовской мир поэзии. И мой дядя, вернувшийся из ссылки, тоже был поэтом… В 50-е годы в нашем доме царила литературная среда, бывали ставшие впоследствии известными поэты Людвиг Дурьян, Арамаис Саакян, Генрих Севан и представители старшего поколения - Согомон Таронци и Мкртчян Саркисян. В 6 лет я придумал (писать я еще не умел!) свое первое стихотворение о птичке, залетевшей в окно…

Ануш Варданян:

- Литература стала моим кумиром, любовью, когда я приобрела известность. Никогда не думала, что смогу что-то создать, что станет достоянием общественности. Сама себе удивляюсь: пробудилась от сна и стала поэтом… То есть пришла в литературу в 40 лет. Первое стихотворение напечатали в журнале «Норк», редактор Рубен Овсепян поверил в меня. А мои детские произведения печатаются в журнале «Цицернак», редактором которого я являюсь с 2000 года.

- Что ближе - проза или поэзия. Вы работаете в обоих жанрах?

Э.М.: - Меня всегда больше привлекала поэзия.

А.В.: - Без сомнения, поэзия - королева жанров. В прозе больше пишу для детей.

- Какая драматургия вам близка?

Э.М.: - Я и сам писал пьесы для детей и взрослых. Даже в Бишкеке поставили мою пьесу «Чипо». Были и радиопостановки. Вся моя жизнь - как долгая пьеса, где я и автор, и главный герой, это как болезнь, которая всегда со мной.

А.В.: - Я уверена, что сегодня больше говорят о кризисе в драматургии, чем это есть на самом деле. Создается множество интересных драматургических произведений, однако они не удостаиваются внимания режиссеров.

- Ваше хобби?

Э.М.: - Шахматы. Играл в команде молодежной сборной Армении, затем - в сборной Ереванского государственного университета. Сейчас это просто хобби.

А.В.: - Моим хобби было и остается чтение.

- Что для вас счастье?

Э.М.: - Счастье - это поиск самого счастья, жить в преодолении каких-то проблем, любить детей, восхищаться природой и творить… И постоянно чувствовать, что ты в своей «стае», среди друзей…

А.В.: - Говорят, счастье - это только мгновения. С годами это чувство охватывает меня по принципу «Жизнь, ты прекрасна».

- А дружба?

А.В.: - Дружба - это «свободное дыхание» с избранными и немногочисленными людьми.

- Какой живописи отдаете предпочтение?

Э.М.: - Сначала это были импрессионисты, потом - Кандинский, Миро, Матисс, и всегда - Сарьян.

А.В.: - Живопись всегда сопровождала меня, то ли потому, что на стенах нашего дома появлялись картины известных армянских мастеров, в том числе и своеобразные работы моего супруга. И не случайно, что мои внуки увлечены живописью. Выставка нашей внучки Татевик состоялась в 2015 году в Центре искусств «Нарекаци». А как издателя меня очень интересует книжное оформление. Тенденции его развития ведут сегодня к минимализму. Не буду оригинальной, если скажу, что меня вдохновляют искусство Ван Гога, Ренуара, из испанцев - Веласкеса, Гойи, Эль Греко, из соотечественников - Айвазовского, Суренянца, Сарьяна.

- Ваши пожелания к 8 Марту.

Э.М.: - Женщина - корень, основа всего: мать, сестра, жена, дочь, внучка, а все вместе - Богоматерь. Желаю всем женщинам любви и тепла, которых они достойны…

А.В.: - Обстановка в любой семье создается женщиной. Я уверена в высокой планке понятия армянской женщины-матери. Единственное пожелание, чтобы женщина, сколько бы внимания она ни уделяла детям и мужу, не забывала о себе. Ведь не существует некрасивых женщин, есть только неухоженные.

Дорогие мужчины, чем больше вы будете говорить нам нежных слов, тем счастливее будет наша совместная жизнь.

СВЕТЛАНА АВАКЯН

 

 

 


Click Here!

 

Использование материалов сайта
без соглосования с "ЭФИР"-ом запрещено

Республика Армения
Ереван, ул. Алека Манукяна 5, Дом Радио
тел: 553 413